Версия для слабовидящих

Приемная: (82136) 9-21-65
Общий отдел: (82136) 9-22-46

Республика Коми, Корткеросский район,
с. Корткерос, ул. Советская, 225

e-mail: mokortkeros@mail.ru

  • Логотип зеленый
  • Корт Айка2
  • Кузнецы
  • продукция
  • ГТО3

Термодеструкция: панацея или вынужденная необходимость

« Назад

16.12.2020 09:08

В Коми обсуждают безопасный метод утилизации ТКО

10 декабря закончилось обсуждение проекта территориальной схемы по обращению с твердыми коммунальными отходами в Коми. Вопросы, замечания, предложения рассматривала рабочая группа, созданная при минприроды Коми, в состав которой также вошли представители регионального минЖКХ, регоператора по обращению с ТКО, Управления Росприроднадзора по Республике Коми и НАО.

11 декабря и.о. министра природных ресурсов Коми Алексей Клочихин подписал приказ об утверждении территориальной схемы.

Заместитель председателя правительства Коми Ирина Бахтина на своей странице в соцсети работу группы назвала 30-дневным марафоном, во время которого пришлось «перелопатить почти 170 страниц замечаний, рекомендаций и просто пожеланий убористым текстом и размашистым слогом», а также пересмотреть несколько инвестпроектов на основе разных технологий обращения с отходами.

Ирина Бахтина пояснила, что в финальном варианте терсхемы предусмотрен двухпоточный раздельный сбор со строительством площадок по дополнительной сортировке отходов в Сыктывкаре и Ухте, развитие раздельного сбора отходов на территории 16 муниципальных образований. Также зампред сообщила, что в дальнейшем пройдут общественные слушания по четырем экспериментальным установкам типа «отходы в энергию», то есть по устройствам термической деструкции, позволяющим использовать ТКО для производства тепла, а зольный остаток – для строительства дорог.

В территориальную схему обращения с отходами в Коми включено девять полигонов ТКО и свыше 900 площадок для раздельного накопления. В республике, по официальным данным, ежегодно образуется около 36 миллионов тонн отходов, из которых порядка 306 тысяч тонн – твердые коммунальные отходы. Максимум ТКО образует Сыктывкар – порядка 67 тысяч тонн в год (на жилой сектор приходится две трети объема). При этом строить мусороперерабатывающее производство экономически эффективным считается при объемах отходов не менее 150-200 тысяч тонн.

Предполагается, что пилотные термодеструкционные установки появятся в трех муниципалитетах: в районе Печоры, на левом берегу одноименной реки, где расположены труднодоступные населенные пункты, в Усть-Цильме и воркутинских поселках Сивомаскинский и Елецкий. Пока речь идет о том, чтобы на примере этих установок апробировать, насколько такой способ утилизации ТКО эффективен, подходит ли для широкого внедрения и т.д. Для Коми это новшество, поэтому тема вызвала бурные обсуждения и множество вопросов.

Пожалуй, самый распространенный из них: как повлияют на природу газы, которые будут выделяться при термодеструкции? Противники метода приводят мнение, что сжигание ТКО при температуре менее тысячи градусов приводит к образованию диоксинов и фуранов. Сторонники термодеструкции указывают на то, что она не равна сжиганию отходов, а современные технологии позволяют уменьшить до предела вред, наносимый природе. От разлагающегося на свалке мусора (особенно если он копится и гниет десятилетиями), частички которого просачиваются в грунтовые воды, вреда точно никак не меньше. В ноябре Общественная палата Коми провела круглый стол, в котором в режиме видеоконференц-связи поучаствовали федеральные специалисты, занимающиеся вопросами утилизации отходов, представитель компании, разрабатывающей установки термодеструкции.

Сейчас региональный оператор по обращению с ТКО пока присматривается к установкам, которые разрабатывает компания «Стройдормаш Орел». Главный конструктор предприятия Илья Смирнов пояснил, что вещества, образующиеся при сгорании ТКО, напрямую в воздух не попадают. Эти газы перемещаются в зону реакции, где температура может достигать двух тысяч градусов, так что, по выражению конструктора, «все, что выпаривается из отходов, участвует в собственном самосожжении». Лабораторные испытания показывают, что концентрация выбросов на границе санитарной зоны от четырех до ста тысяч раз ниже предельно допустимой по разным видам веществ. Проще говоря, черного вонючего дыма, который видят и ощущают все, когда происходит пожар на том или ином полигоне ТКО, при использовании термодеструктора не будет.

Московские специалисты – исполнительный директор Инжинирингового центра по ТКО МФТИ Дмитрий Третьяков и эксперт центра Андрей Пименов в свою очередь отметили, что сейчас российские разработки ничем не хуже европейских. Поэтому на опыт той же Швеции, Франции Россия уже не равняется, поскольку конструкторы в последние годы разработали немало интересных технологий, аналогов которым нет. В том числе есть максимально экологичные установки, в которых вообще нет открытого пламени, учитывающие климат и другие особенности местности, где должна проходить утилизация отходов. Нельзя отрицать, что стоимость экспериментальных, не запущенных в промышленный оборот установок может быть очень высокой. С другой стороны, участники разного рода пилотных проектов могут зачастую и на различные льготы рассчитывать – разработчик тоже заинтересован в том, чтобы его детище хорошо себя зарекомендовало и пошло в широкое производство. Если в Коми твердо решат запускать этот пилотный проект, то сразу закупать оборудование ни региональный оператор, ни какая-либо другая структура пока не намерены. Оно останется в собственности МФТИ до тех пор, пока в республике не убедятся, что установки действительно являются подходящим и экологичным методом утилизации отходов.

Большинство предприятий – переработчиков вторичных материальных ресурсов расположены на территории Сыктывкара. К ним в первую очередь относятся: ООО «ПВС» (пластиковые бутылки, ящики, пленки и т.п.); ООО ТПК «Комиэковтор» (макулатура всех марок и полимерное сырье в виде полиэтиленовой пленки, стрейч-пленки, ПЭТ-бутылки, канистры, флаконы, пластиковой тары и т.п.); ОАО «Сыктывкар Тиссью Груп» (макулатура); АО «Комитекс» (ПЭТ-сырье); ООО «ГринТехКоми» (полимерное сырье); ООО «Автодор-Комплект» (углеродсодержащие отходы 2-5 класса опасности); АО «Коми коммунальные технологии» (древесные отходы).

Еще один вопрос, который часто задают начинающие экоактивисты: зачем вообще нужна термодеструкция, если отходы можно сортировать и перерабатывать? Экоактивисты со стажем знают, что, сколько ни пользуйся вместо одноразовых полиэтиленовых пакетов «долгоиграющими» тканевыми сумками и мешочками и ни носи к контейнерам раздельного сбора пластиковые бутылки и макулатуру, абсолютно безотходной свою жизнь все равно не сделать. Да, можно смотреть на маркировку упаковок в магазинах и покупать товары только в той, что годится для переработки, но все равно останется сегмент, который на «вторичку» не пойдет никак. Блистеры от таблеток, например, пустые стержни от ручек, также не перерабатывается изрядная доля пластика, используемого при производстве бытовой и компьютерной техники. И пыль из пылесоса точно ни во что полезное не превратишь. Так что либо бесконечно трамбовать мусор на полигонах, ожидая, что планета рано или поздно станет такой, как в мультфильме про робота-мусоропогрузчика Валл-И, либо все-таки как-то уничтожать неперерабатываемые отходы и пускать в дело хотя бы золу от них и тепло, вырабатывающееся в процессе. Другой вопрос: сколько отходов в результате будет идти на термодеструкцию? По мнению специалистов, сейчас в переработку идет лишь 10-15 процентов отходов. Значительному увеличению этой цифры могут поспособствовать сами люди, максимально отказываясь от одноразового пластика, продуктов в упаковках, которые не идут в переработку, не бросая в мусор картон и бумагу, а относя их в контейнер раздельного сбора.

На днях территориальную схему обращения с отходами обсудили в Печоре. И.о. руководителя администрации муниципалитета Валерий Серов рассказал, какая ситуация сложилась в левобережной Кожве. Перевозить из нее ТКО на полигон сложно, а в период ледостава вообще невозможно. И складировать отходы на левом берегу фактически негде. Поэтому Кожву и рассматривают как одну из территорий, где можно попробовать термодеструкцию. Валерий Серов подчеркнул, что пока именно рассматривают, окончательное решение будет принято после проведения соответствующих экспертиз. То, что эти мероприятия, другие необходимые законодательные действия будут проведены, подтвердили представители «Регионального оператора Севера». Проектировщики установки должны будут ее доработать и адаптировать под северные условия эксплуатации. Только в этом случае, а также после получения всех необходимых экологических экспертиз и общественного обсуждения (без согласия местных жителей установка не появится) регоператор будет рассматривать возможность применения термодеструкционного оборудования. Также при обсуждении решили, что если жители одобрят внедрение установки, то будет организована ручная предсортировка отходов – то, что можно переработать, на термодеструкцию не пойдет, персонал пройдет специальное обучение.

И третий вопрос, часто возникающий при обсуждении темы термодеструкции: неужели это действительно панацея в решении мусорного вопроса? Если считать проблему накопления отходов болезнью, то термодеструкция – это антибиотик, лекарство, которое нужно применять в случаях, когда уже никак нельзя иначе. К сожалению, в ряде муниципалитетов ситуация с отходами сейчас такова, что без «антибиотика» пока никак: нет возможности складировать отходы так, чтобы они не угрожали природе и здоровью человека, практически невозможно регулярно транспортировать их на другие полигоны (а если возможно – это космически дорого). И как в борьбе с любой болезнью в случае с ТКО ни один метод не является панацеей, самое правильное здесь совокупность методов. Нужны профилактика (стараться производить меньше мусора, отказаться от одноразового пластика), лечение (разделить и отправить часть отходов на переработку), снятие симптомов (убрать отходы на полигон) и, наконец, та самая термодеструкция-антибиотик как кардинальный метод в сложном случае. От термодеструкции, как и от антибиотиков, есть побочные явления, в частности такие установки выделяют углекислый газ. Но справиться с ним помогают леса и, даже в большей мере, болота, растения которых активно поглощают углекислоту. Так что, не отбирая под обширные полигоны ТКО территории, на которых живут деревья, травы, мхи, можно обеспечить себе их помощь в борьбе с отходами. Но окончательное решение, будут ли в Коми установки термодеструкции, – за ее жителями.

Источник: газета Республика


zvezda_tsv_s_gerbom.jpg   f11a4bc19d2ecd251474322c17cdd83c13ac942a.png 
images_0.jpg kortkerosskiy.png
banerveb_1.jpg my_business.jpg
logotip_orv_1.png 2016_november_banners_400x240.png
otkrytyye_dannyye.png Макет баннера
dostupnaya_sreda.png

ehmblema_obr1png.png

 

 
gosuslugi1.jpg investicionniy_portal.png  
Безымянный snimok.png